А л е к с е е в к и й  н а р о д н ы й  т е а т р  -  с т у д и я  

                           В О П Р О С "


Понедельник, 22.10.2018, 11:50
» Меню
» Архив записей
» Мини-чат
Герострат. Что при вело тебя ко мне, женщина?
Клементина. Любопытство.
Герострат. Ну что ж, это неплохое качество. Если бы не было любопытных,
жизнь казалась бы намного скучнее. Что ж тебя интересует во мне?
Клементина. Все.
Герострат. Всего узнать невозможно. Но я могу дать тебе совет: скоро в
городе появятся мои записки -- прочти их. Там есть много интересного для
любопытных.
Клементина. Прочту. А сейчас дай посмотреть на тебя.
Герострат. Как ты меня находишь?
Клементина. Ты красив, и рост у тебя высокий.
Герострат. А почему я должен быть маленьким? Странные люди, вы
почему-то уверены, что поджигатель храма должен быть уродцем. Клеон считал,
что у меня прыщавое лицо, ты представляла меня карликом, да?
Клементина. Все в городе говорят, что ты сжег храм из тщеславия. Я не
верю в это. Мне кажется, есть другая причина.
Герострат. Что может быть прекраснее славы, женщина? Слава сильнее силы
богов, она может подарить бессмертие.
Клементина. Согласна. Но есть в мире одно чувство, которое ценится не
меньше славы.
Герострат. Какое?
Клементина. Любовь.
Герострат. Любовь? Ты заблуждаешься... Любовь может унизить человека,
слава -- никогда.
Клементина. Даже если это слава злодея?
Герострат. Даже она. Кто построил храм Артемиды? Ну-ка? Не мучайся, ты
наверняка забыла имя зодчего. Но ты будешь всегда помнить имя Герострата.
Видишь, как слава в одну ночь делает человека бессмертным?
Клементина. И все-таки я надеялась, что не она причина твоего поступка.
Я думала, что есть в Эфесе женщина, из-за любви к которой и вспыхнул этот
костер.
Герострат (усмехаясь). Какая наивность! Да все женщины Эфеса не стоят
того, чтоб из-за них поджигали даже курятник.
Клементина. Подойди ко мне.
Герострат. Зачем?
Клементина. Подойди!

Герострат подходит к Клементине, та дает ему звонкую пощечину.

Герострат. Ну, ты! Я могу дать сдачи! (Надвигается на Клементину. ) Мне
достаточно перепадало в жизни! Перед смертью я бы хотел обойтись без
пощечин...
Клементина. Это тебе за всех женщин, ничтожество! (Снимает шаль. )
Герострат. Клементина? (Нервно смеется. ) Ай да Герострат! Молодец! Сама
повелительница Эфеса пришла к тебе на свидание!
Клементина (зло). Свидание окончено, Герострат! Уже не интересна беседа
с тобой.
Герострат. Почему? Что разочаровало тебя во мне, Клементина?
Клементина. Можно быть рабом, но мыслить как царь! А ты -- мелкий
лавочник, Герострат, и мыслишь как мелкий лавочник...
Герострат. Не понимаю.
Клементина. И не поймешь! Скудные мозги вложили тебе в голову родители.
Я не верю, что ты сознательно сжег храм Артемиды. Ты, наверное, спьяну
случайно устроил пожар? Это было так, сознавайся?!
Герострат. Не понимаю, что ты хочешь?
Клементина (нервно ходит по сцене). Ничтожество! Я-то представляла его
героем с отважным сердцем, с прекрасными помыслами, а он... червяк! Жил как
червяк и умрешь как червяк! Клеон был прав: я слишком возвышенна, чтобы
понять ничтожное...
Герострат. Погоди, погоди, Клементина. Я никак не пойму, о чем ты
говоришь... Дай подумать!.. О, я все понял! Ну конечно! Ах, глупец!
(Смеется. ) Все ясно! (Подходит к Клементине, прикладывает руку к сердцу. ) Я
люблю тебя, Клементина!
Клементина. Ты лжешь, негодяй!
Герострат. Конечно, лгу, но ведь именно это ты хотела услышать? Во имя
любви к тебе я сжег храм?
Клементина (смутившись). Не обязательно я, мне казалось, что есть
женщина...
Герострат. Не надо хитрить, Клементина. Плевать тебе на других женщин!
Все знают, что ты -- первая в Эфесе. Тебя рисуют художники, тебе слагают
гимны поэты! Тысячи юношей плачут по ночам, мечтая о тебе... И вдруг такое
событие -- сожжен храм Артемиды! Почему? Конечно, из-за несчастной любви.
Из-за любви? К кому?! Сознайся, Клементина, ты испугалась соперницы. Неужели
в Эфесе есть другая женщина, которую кто-то может любить больше, чем тебя? С
этим вопросом ты пришла ко мне?
Клементина. Пусть так. Но теперь я вижу, что заблуждалась.
Герострат. И ты успокоилась? Не верю! Твое тщеславие не меньше, чем
мое. Очень хочется остаться в истории женщиной, ради которой мужчины шли
насмерть... (Шепотом. ) Знаешь, Клементина, почему я сжег храм Артемиды?
Потому что считаю тебя прекраснее самой богини!
Клементина (испуганно). Замолчи! Не навлекай на меня гнев богов!
Герострат. Не бойся, Клементина! Это я вызвал их гнев, и я буду
отвечать. Тебе останется только слава... Кто такая Артемида? Жестокосердная
богиня охоты. Она носится по лесам со свитой своих зверей, стреляет из лука
и прячется от людского взора. Она и любить-то не умеет, несчастная! За что
ей возводятся храмы? За что ей приносят жертвы? Да она мизинца твоего не
стоит!
Клементина. Перестань! Мне страшно!
Герострат. Тебе приятно, Клементина. Я чувствую: кровь ударила тебе в
лицо, закружилась голова. Подумай: пройдут годы, постареет твоя кожа,
поседеют волосы, а люди будут смотреть на тебя и говорить: вот женщина,
которая не уступала красотой богине. Ее любили так, как никого на свете!.. О
тебе будут написаны поэмы, трагедии... Лучшие актрисы мира станут
гримировать свое лицо под твое, и само имя -- Клементина -- станет символом
красоты и величия. Завидная судьба!
Клементина. Что ты хочешь, Герострат?
Герострат. Завтра, когда меня будут казнить, я произнесу во
всеуслышание имя Клементины! Я скажу, что, влюбившись и не рассчитывая на
ответное чувство, я бросил вызов богам. Я скажу, что греки не смеют
поклоняться какой-то Артемиде, когда среди нас живет такое чудо, как ты.
Позволь мне сказать это?
Клементина (взволнованно). Позволяю.
Герострат (деловым тоном). Так! Договорились! Считай, что сделка
состоялась. Какова твоя цена?
Клементина. Какая цена?
Герострат. За славу я плачу жизнью, а ты?
Клементина. Я дам тебе золото.
Герострат. Зачем мне оно? Приговоренные к казни перестают быть алчными.
Клементина. Чего же ты хочешь? Бежать?
Герострат. Если я сбегу, то кто же проложит тебе дорогу в бессмертие?
Клементина. Теперь я не понимаю, про что ты говоришь?
Герострат. Ты сказала: есть в мире чувство, которое ценится не меньше,
чем слава. Любовь! Я всегда относился к ней недоверчиво, но, может быть, я
заблуждался? (Решительно. ) Я хочу твоей любви, Клементина!
Клементина (испуганно). Что?! У тебя помутился разум!
Герострат. Возможно. Но это -- моя цена.
Клементина. Дурак! Перед тобой -- повелительница Эфеса, а ты говоришь с
ней, как с продажной женщиной!
Герострат (кривляясь). Ах, извините, госпожа, я не думал оскорбить вашу
особу. Всю жизнь я прожил среди грубого люда, откуда мне было набраться
хороших манер? Ведь я бывший лавочник, госпожа, и, как вы справедливо
заметили, у меня мысли лавочника. Я подумал: поскольку меня покупают -- я
могу назвать цену?
Клементина. Перестань кривляться! Будь благоразумен, Герострат. Не
забывай: я жена Тиссаферна и имею на него влияние. Хочешь, я заставлю его
надолго отсрочить твою казнь?
Герострат. Хочу! Но в придачу хочу твою любовь. Несколько лишних дней
продлят мучения, зато твоя любовь скрасит мою муку.
Клементина. Что тебе моя любовь? Полчаса назад ты даже не думал обо
мне.
Герострат. Я влюбился в тебя с первого взгляда.
Клементина. Лжешь! Ты что-то задумал и хитришь.
Герострат. Я не хитрю, Клементина, я просто вживаюсь в новую роль.
Завтра весь город узнает, что я -- сумасшедший влюбленный, дай мне тоже
поверить в это. Полюби меня, Клементина.
Клементина. Тюремная камера -- не место для любви.
Герострат. Чем я виноват, что преступникам не выделяют спальни с
альковом?

Человек театра встает со своего места, подходит к Клементине.

Человек театра. Извини, Клементина, но я вынужден заговорить. Я вижу,
ты начинаешь уступать Герострату. Будь тверда! Никто не знает, как он сумеет
воспользоваться твоей благосклонностью.
Герострат (зло). Ты обещал не вмешиваться!
Клементина (Человеку театра). Но я хочу, чтоб он назвал мое имя перед
казнью! Разве я недостойна этого?
Человек театра. Не мне об этом судить, Клементина. Твоя красота
прославлена поэтами, зачем тебе нужен обман?
Герострат. Послушай, Клементина, я ведь могу назвать имя другой
женщины.
Клементина (испуганно). Другой?
Герострат. Разве мало в Эфесе знатных особ, желающих прославиться?
Клементина. Ты не посмеешь это сделать!
Герострат. Взгляни на меня, Клементина. Есть ли для такого человека
что-нибудь невозможное?
Человек театра. Клементина, не будь безрассудна! Ты -- достойная
женщина. Славу не покупают такой ценой...
Клементина. А если он мне нравится? Если я почти полюбила его?
Герострат. Молодец!
Человек театра. Полюбила? Полюбила Герострата?.. (Печально. ) Тогда
делай все, что хочешь...

Появляется Тюремщик

Тюремщик. Хватит! Вы заболтались. Там ждут следующие... (Узнав
Клементину. 0, боги! Кого я вижу?!
Клементина. Ты ничего не видишь, тюремщик!
Тюремщик. Как же я ничего не вижу, когда вижу...
Клементина (властно). Ты ничего не видишь, тюремщик! И если твой язык
не будет сидеть за зубами, то за него поплатится голова. Понял?
Тюремщик (испуганно). Все понял, повелительница.
Клементина. Тогда ступай прочь! (Человеку театра. ) И ты ступай! Мне
надоели твои нравоучения!

Тюремщик уходит.

Герострат (обнимает Клементину, потом оборачивается к человеку театра).
Слышал приказ? Ну, что ты стоишь? Погаси светильник и ступай! (Показывает
рукой на зал. ) И они пусть у идут!..
Человек театра (гасит светильник, потом печально говорит в зал). Я
вынужден объявить антракт!

* ЧАСТЬ ВТОРАЯ *

КАРТИНА ЧЕТВЕРТАЯ

На авансцене -- Человек театра.

Человек театра. Как это просто, перелистывая страницы истории,
расставить по местам все даты и события, объяснить: кто прав, кто виноват.
Жизнь кажется предельно четкой и понятной. Но стоит на минуту сделаться
современником этих дат и событий, как сразу понимаешь, насколько все было
сложней и запутанней.
Двадцать дней зияет пепелище в сердце Эфеса, двадцать лишних дней живет
на свете человек по имени Герострат. Как это могло случиться?..

Высвечивается зал суда. В углу, за небольшой
перегородкой, стоят деревянные скамьи для присяжных.
В центре зала на возвышении сидит Клеон.

Сейчас мы в зале эфесского суда. В дни заседаний здесь собираются толпы
людей, кипят страсти, истец и ответчик изощряются в красноречии, а
беспристрастные гелиасты слушают их, чтобы потом бросить в вазу черный или
белый камень. Где твой черный камень, Клеон?

Шум толпы. Распахивается дверь, двое горожан
втаскивают в зал Третьего. Руки у него связаны, хитон разорван, на лице
и на руках -- ссадины.

Клеон. Что случилось, сограждане?
Первый горожанин (указывает на Третьего). Этот человек хотел поджечь
городской театр.
Второй горожанин. Мы схватили его в тот момент, когда он мазал стены
смолой...
Третий горожанин. Развяжите мне руки, болваны! Скоты! Вы еще об этом
пожалеете! Придет час, и мы оторвем вам головы!
Клеон (вглядываясь в Третьего). Я тебя где-то видел. Не ты ли двадцать
дней назад ворвался в тюрьму к Герострату?
Первый горожанин. Да, он был с нами.
Третий горожанин. Я был дураком! Герострат -- сын богов! Скоро он
выйдет к нам, и тогда мы встряхнем Эфес, как спальный мешок. Мы установим
здесь новый порядок! Вы еще попляшете на сковородке, которую мы разожжем на
городской площади!..
Клеон. Тебя завтра же казнят!
Третий горожанин. Оставь, Клеон. Это уже было обещано Герострату. Но
что ты можешь, жалкий человек, против смелого божества? Да здравствует
Герострат!
Клеон (Первому горожанину). Уведи его! Сдай в тюрьму под охрану воинов.
Суд назначаю завтра утром!
Третий горожанин. Доживешь ли ты до утра, архонт?

Первый горожанин уводит Третьего.

Второй горожанин (подходит к Клеону). Послушай, Клеон...
Клеон (перебивая). Знаю, что ты хочешь сказать, каменщик. Я не сдержал
своего слова, но в том не моя вина. Я -- судья, но повелевает Тиссаферн. Суд
состоится только тогда, когда вернется посланец из Дельф. Мы должны
набраться терпения и ждать...
Второй горожанин. Все это известно, архонт. Я пришел с просьбой:
прикажи пропустить меня в тюрьму к Герострату...
Клеон. Не дело ты задумал, каменщик. По законам Эфеса каждый, кто убъет
преступника до суда, сам будет казнен.
Второй горожанин. Знаю это и все-таки прошу: прикажи пропустить!
Клеон. Нет!
Второй горожанин. Отвечать буду я один.
Клеон (решительно). Нет! Все должно быть по закону...
Второй горожанин. Разве Герострат уважает наши законы? Он действует, а
мы все ждем. Когда спохватимся, боюсь, будет поздно.
Клеон. Герострат в тюрьме, под надежной охраной. Как он может
действовать?
Второй горожанин. Каждый день все эфесские проходимцы пьют в харчевне
Дионисия на деньги Герострата...
Клеон. Я прикажу разогнать их плетьми!
Второй горожанин. Они соберутся в другом месте! Их уже много, архонт.
Они пьют и славят своего благодетеля. Вчера на базаре гадалка кричала, что
Герострат -- сын Зевса, и многие благоговейно внимали ее словам.
Клеон. Я прикажу схватить гадалку...
Второй горожанин. Все равно, архонт, ты заблуждаешься. Герострат
действует! Действует своим примером!.. Прикажи меня пропустить в тюрьму!..
Клеон. Нет! Не убеждай меня, каменщик. Я не изменю своего решения.
Второй горожанин. Ну хорошо... Посоветуйся со своей совестью, архонт.
Если передумаешь -- кликни меня. Я буду наготове... (Уходит. )
Человек театра. Не думал, что события в Эфесе будут так стремительно
развиваться...
Клеон. Прошло двадцать дней после поджога. Это немалый срок.
Человек театра. Кто они, сторонники Герострата?
Клеон. Разве это сторонники? Жалкие, никчемные люди, которым нравится
наглость злодея... Ты сейчас видел одного. Несчастный цирюльник! Прочитал
сочинение Герострата и решил, что ему тоже все позволено...
Человек театра. Ты читал это сочинение?
Клеон. Разумеется. Суду надо знать все о преступнике.
Человек театра. В нем есть какая-то программа?
Клеон (презрительно). Нет. Герострат -- не философ. Полуграмотный
недоучка, возомнивший себя сверхчеловеком. (Цитирует. ) "Делай что хочешь,
богов не боясь и с людьми не считаясь! Этим ты славу добудешь себе и
покорность! " Вот и вся теория, до какой он сумел додуматься.
Человек театра (задумчиво повторяет). "Делай что хочешь, богов не боясь
и с людьми не считаясь... " Не спеши отмахиваться от этих слов, Клеон. В них
есть притягательная сила. Поверь мне, я прожил на две с лишним тысячи лет
больше тебя и знаю, как такие недоучки могут дурманить головы миллионам. Ты
стоишь у истоков болезни, которая, впоследствии принесла горе человечеству.
Клеон. Не знаю. Я не историк и не провидец. Я обыкновенный человек и
живу сейчас. Не мне отвечать за то, что будет через тысячу лет.
Человек театра. Не говори так, Клеон. Каждый человек в ответе за все,
что делается при нем и после него!
Клеон. Зачем ты явился к нам, человек? Неужели там, в будущем, вы
вспомните Эфес только в связи с этим злодеянием? Несправедливо! Эфес --
красивый город, в нем живут мирные и добрые граждане, а этот мерзавец --
исключение... Он случаен в нашей жизни, как снег летом, как засуха среди
зимы... Я мучаюсь, думая о том, как стереть память о его существовании.
Забыть, все забыть! Забыть час его рождения и день его гибели... Будь он
проклят! Не было ничего!..
Человек театра. В этом твой главный просчет, Клеон. Он был, есть и, к
сожалению, будет рождаться вновь... Знаешь, Клеон, в то далекое время,
которому я современник, мир будет занимать много проблем. Но и тогда время
от времени на земле будет появляться он -- человек по имени Герострат. Он
снова провозгласит: "Делай что хочешь, богов не боясь и с людьми не
считаясь! " И вспыхнут пожары, прольется кровь, погибнут невинные. И многие
станут разводить руками: "Откуда эта напасть, откуда?.. " А ей с лишним две
тысячи лет! Начало ее здесь, в Эфесе. Вот почему я пришел к вам, архонт. Вот
почему я говорю тебе: "Не старайся облегчить свою память забвением! "
Клеон (мрачно). Я не создан для борьбы, человек. Я плохой воин, но
честный судья. Я никогда никого не убивал, я служил закону, и потому мое имя
так уважаемо в Эфесе... Но теперь я ношу с собой это... (Достает нож. ) Если
посланец из Дельф принесет с собой свободу Герострату, если боги простят
злодеяние, я уйду из этой жизни...
Человек театра. Не дело ты задумал, архонт! Отдай мне нож. Твоя жизнь
нужна людям.
Клеон. Какой смысл в жизни судьи, если в его городе царит беззаконие?
Человек театра. И все-таки отдай нож.
Клеон (протягивает нож). Возьми... Это только мысль в минуту отчаяния.
Между мыслью и делом -- длинный путь, не каждый сможет пройти его... Все
словно сговорились, что-бы мешать правосудию. (Неожиданно зло и решительно. )
Но пока я жив, я -- судья! (Кричит. ) Тюремщик! Войди! (Человеку театра. )
Клянусь, этот мошенник скажет мне наконец правду!

Входит Тюремщик.

Тюремщик. Ты снова вызвал меня, богоподобный архонт?
Клеон. Да. Но знай, это наша последняя беседа. Если ты вздумаешь юлить
передо мной, как в прошлый раз, то я прикажу заковать тебя в кандалы и
подвергнуть пытке.
Тюремщик. За что ты гневаешься на меня, Клеон?! Я не сказал тебе ни
слова лжи. Смею ли я обманывать такого человека?
Клеон. Замолчи! Отвечай на вопросы... Тебе доверено стеречь опасного
преступника. Честно ли ты исполняешь свою службу?
Тюремщик. Глаз не свожу с этого мерзавца. День и ночь я слежу за каждым
его движением...
Клеон. А откуда же у него появились деньги? Как в город попал папирус,
написанный им?
Тюремщик. Не знаю, Клеон. Откуда маленькому тюремщику знать о таких
вещах?
Клеон. Кто приходил к Герострату?
Тюремщик. Ты.
Клеон. Не прикидывайся дураком! Кто еще приходил в тюрьму?
Тюремщик. Никто, архонт, клянусь своими родными! Я бы и муху не
пропустил в камеру...
Клеон. Не хочешь говорить? Ладно. Тогда заговоришь на колесе.
Тюремщик (падая на колени). Пожалей меня, Клеон!
Клеон. Кто приходил к Герострату?
Тюремщик. Ростовщик Крисипп.
Клеон. Я так и думал. Кто еще?
Тюремщик. Больше никто.
Клеон. Не лги! Помни: у тебя последняя возможность избежать пыток.
Тюремщик. Я не смею сказать даже тебе, Клеон!
Клеон. Значит, ты решил умереть.
Тюремщик (в отчаянии). Сжалься, великодушный архонтт! Если я не скажу,
кто приходил к Герострату, меня ждет пытка, если скажу -- меня ждет смерть!
Что же делать несчастному тюремщику?

В зал входит Клементина, она слышала
последнюю фразу Тюремщика.

Клементина. Действительно, у этого человека сложное положение, Клеон,
Можно ему посочувствовать...
Клеон (поднимаясь ей навстречу). Большую честь эфесскому суду оказала
повелительница, посетив его стены.
Клементина. Я проезжала мимо и решила узнать, как идет следствие по
делу Герострата. (Указывая на Тюремщика) Кто этот человек?
Клеон. Тюремщик, он охраняет Герострата. Но, кажется, ему зря платят
жалованье... В камере преступника уже успело побывать несколько посторонних,
и среди них какая-то значительная особа...
Клементина. Ты узнал имя этой особы?!
Клеон. Пока нет.
Клементина. Надеешься узнать?
Клеон. Конечно! Под пыткой он скажет все...
Тюремщик (в испуге, Клементине). Нет, повелительница! Нет! Я никогда не
назову ее имя, даже если меня разорвут на части!!! Будь спокойна,
Клементина!
Клементина (отшатнувшись от него). Дурак!!

Возникает неловкая пауза.

Можешь отпустить этого человека, Клеон. Ты узнал, что хотел.
Клеон (задумчиво глядя на Клементину). Пожалуй, так. (Тюремщику. )
Ступай прочь!

Тюремщик пытается уйти.

Впрочем, нет. Посиди у входа в маленькой комнате, ты мне, может быть,
понадобишься.

Тюремщик уходит.

Итак, Клементина, зачем ты посетила Герострата?
Клементина. Это начался допрос?
Клеон. Да.
Клементина. Ты уверен, что можешь допрашивать повелительницу Эфеса?
Клеон. Повелительница Эфеса -- гражданка Эфеса, она подчиняется всем
законам города.
Клементина (зло). Смотри, Клеон, тебе не стоит наживать во мне врага!
(С улыбкой. ) Я привыкла, чтобы со мной говорили подобострастно.
Клеон. Я постараюсь быть подобострастным, повелительница. Зачем,
обожаемая, ты приходила к Герострату?
Клементина. Из любопытства.
Клеон. Твой муж знал об этом?
Клементина. Не твое дело!
Клеон. Мое дело -- все, что касается преступника! Итак, Тиссаферн знал
о твоем визите?
Клементина. Нет! Но я могла ему сказать.
Клеон. Однако ты не сказала. Почему?
Клементина. Не представился случай.
Клеон. За все эти дни вы ни разу не встретились?
Клементина. Мне не нравится твоя ирония, Клеон! Я вольна говорить с
мужем когда угодно и о чем угодно.
Клеон. И все же до сих пор ты ему об этом не сказала. Значит, у тебя
были на это причины, Клементина?
Клементина. Послушай, Клеон, ты напрасно строишь догадки. Я сама
явилась в суд, чтобы рассказать о своей беседе с Геростратом. Помнишь,
тогда, во дворце, я не поверила твоим словам о том, что Герострат сжег храм
из тщеславии. Я предполагала, что он это сделал из-за безответной любви к
какой-то женщине. И вот, представь, я оказалась права... Этот несчастный
действительно потерял голову из-за женщины...
Клеон. Эта женщина--ты?
Клементина. Ты угадал.
Клеон. Я угадал это еще там, во дворце. Ты слишком быстро изменила свое
решение и поддержала Эриту. Ну, а когда Герострат узнал об этом?
Клементина. О чем?
Клеон. О том, что он влюблен в тебя!
Клементина. Мне не нравится твоя ирония, Клеон! Ты не имеешь права не
верить мне.
Клеон. Я слишком хорошо знаю тебя и довольно неплохо изучил Герострата.
Он сам не придумает такой легенды. Это ты подсказала ему мысль! Влюбленный
юноша, потерявший разум, -- неплохая версия для чувствительных присяжных.
Женщина, из-за которой сжигают храм богини, -- это же мировая слава. Красиво
придумано, Клементина... Только Герострат не мог даром согласиться, он
наверняка что-то потребовал взамен... Что именно?
Клементина. Не смей разговаривать со мной в таком тоне! Я -- твоя
госпожа, ты -- мой слуга!
Клеон. Я -- слуга своего города, Клементина, и у меня один господин --
мой Эфес, ему я и буду служить верой и правдой. О чем ты договорилась с
Геростратом? Чем ты собираешься отплатить мерзавцу за свою славу?
Клементина. Я не стану тебе отвечать!
Клеон. Станешь, Клементина, клянусь богами! И тюремщик поведает мне об
этом.
Клементина. Не желаю с тобой разговаривать! Я сейчас же иду к
Тиссаферну, и он своей властью покарает тебя за оскорбление, которое ты
нанес его жене. (Поворачивается, чтобы уйти. )
Клеон. Остановись, Клементина! Властью, данною мне эфесским народом, я
запрещаю тебе выходить!
Клементина. Что?!
Клеон. Ты будешь находиться в здании суда, пока я не выясню твою
причастность к заговору Герострата (Кричит) Не выпускать Клементину!!!
Человек театра. Так, архонт, так!
Клементина. Ты горько пожалеешь об этом, Клеон. Горько пожалеешь...
(Уходит )
Клеон. Так и только так! Теперь нельзя останавливаться. Будь что будет!
Граждане Эфеса, вы можете верить слову своего судьи. Он не обманывал вас
раньше, не обманет и теперь... (Кричит. ) Войди, Крисипп, я жду тебя!

Входит Крисипп.

Крисипп. Приветствую тебя, о мудрый и справедливый из архонтов, да
будет мир в твоем доме, да обратят на тебя боги свою благосклонность...
Клеон (перебивая). Останови поток красноречия, мошенник!
Крисипп. Чем я прогневал тебя, Клеон?
Клеон. Разве ты не понял, когда получил повестку в суд?
Крисипп. Что я мог понять из сухой повестки? Разве только, что
произошло недоразумение... Обычно Крисипп вызывает в суд своих должников, но
никто не вызывал в суд Крисиппа.
Клеон. Ростовщик Крисипп, ты обвиняешься втом, что вступил в преступную
связь с Геростратом и с целью наживы распространяешь по городу его
сочинения.
Крисипп. И только-то! Но, уважаемый Клеон, это обыкновенная продажа
папирусов. С каких пор в Эфесе коммерция считается преступлением?
Клеон. С тех пор как Народное собрание Эфеса и повелитель Тиссаферн
издали закон, запрещающий упоминать имя поджигателя Герострата, а также все
иные действия, способствующие славе этого злодея.
Крисипп. Все правильно. Но ведь закон был объявлен только через неделю
после поджога, а записки Герострата мои люди продавали уже на второй день...
Когда же был издан запрет, я тотчас порвал все имевшиеся папирусы.
Клеон. Ложь! Папирусы продают на базаре и по сей день. Причем цена на
них подскочила.
Крисипп. Клянусь богами, я не имею к этому никакого отношения... Сам
посуди: зачем мне рисковать? Я продаю кожу, рыбу, зерно, лес... Для чего мне
размениваться на какие-то свитки и рисковать головой? Да и кто теперь их
станет покупать? По закону, купивший папирус карается не меньше, чем
продавший.
Клеон. Ты хорошо изучил закон, Крисипп, и все-таки нарушаешь его.
Крисипп. Какую клятву мне дать, чтобы ты поверил?
Клеон. Не надо клятв, дай ключи!
Крисипп. Какие ключи?
Клеон. Ключ и от склада твоих товаров. Мы произведем обыск.
Крисипп (поспешно доставая ключи). Прошу тебя, Клеон. Ищи!
Клеон (отстраняя ключи). Значит, не там. Где же? Где спрятаны свитки? В
лавке? В доме?
Крисипп. Клянусь тебе, архонт, ты заблуждаешься...
Клеон. Где они спрятаны, ростовщик? Я все равно их найду, и тогда твоя
вина усугубится... Пожалей себя!..
Крисипп. Пожалей мою жену и дочь, архонт! (Всхлипывает. )
Клеон. Ах, понял! Ты прячешь их в гинекее. Там за них можно быть
спокойным -- ни один посторонний не переступит порог женской половины дома.
Я угадал? Ну?! Молчишь?! Я ведь прикажу обыскать эти комнаты...
Крисипп. Ты хочешь опозорить старика, Клеон?
Клеон. Я хочу услышать хоть слово правды! (Кричит. ) Эй, люди!
Приказываю произвести обыск в доме ростовщика Крисиппа. Осмотрите его
повнимательней, особенно женские комнаты!
Крисипп (испуганно). Остановись, Клеон! Я готов сделать чистосердечное
признание... Надеюсь, сейчас это еще не поздно.
Клеон. Говори!
Крисипп. В гинекее моего дома действительно лежат папирусы Герострата.
Пятнадцать штук.
Клеон. Вот как?
Крисипп. Их заказал один покупатель.
Клеон. Один покупатель -- пятнадцать папирусов? Зачем ему столько?
Крисипп. Откуда мне знать? Он платит, мое дело доставать товар.
Клеон. Кто он?
Крисипп. Знатный человек, и я обещал сохранить его имя втайне.
Клеон. Кто бы он ни был, я должен знать его имя! По приказу Тиссаферна,
купивший папирус карается не меньше, чем продавший!
Крисипп. Но я заслуживаю снисхождения, ведь я чистосердечно
признался...
Клеон. Суд учтет твое раскаяние, ростовщик! Назови имя!
Крисипп. Бедный заказчик, что с ним будет?
Клеон. Он будет арестован и заточен в тюрьму!
Крисипп. Даже так?! И ты не изменишь свое решение, Клеон?
Клеон (решительно). Никогда!
Крисипп. Слово архонта?
Клеон. Клянусь!

В зал суда входит Тиссаферн.

Крисипп (замечает его, с нескрываемым ехидством). Тебе повезло, Клеон.
Заказчик сам явился в суд. Осталось только упрятать его в темницу. Обернись!

Клеон оборачивается, видит повелителя. Пауза.

Клеон (растерян, почтительно склоняется). Я рад приветствовать
повелителя Эфеса! (Крисиппу. ) Ступай, мы еще поговорим с тобой...
Крисипп (улыбаясь). Непременно, архонт, непременно... Не забудь про
свою клятву.
Клеон (зло). Ступай!

Почтительно поклонившись Т иссаферну, Крисипп уходит.

Тиссаферн. Ужасная жара стоит в городе, солнце печет немилосердно. Пока
доехал к тебе, взмок... А ты работаешь?
Клеон. Как видишь, повелитель. Служащий должен нести свою службу в
любую погоду.
Тиссаферн. Это правильно, только не переусердствуй... Ты уже немолодой,
Клеон, надо беречь здоровье...
Клеон. Ценю заботу повелителя...
Тиссаферн. Мой долг -- заботиться о своих слугах.
Клеон. Повелитель, позволь задать тебе вопрос: зачем ты покупаешь
папирусы Герострата?
Тиссаферн. Кто покупает? Я покупаю?.. Ложь! (Поймав пристальный взгляд
Клеона, сразу сдается. ) Ладно, ты прав, покупаю!.. Это мошенник Крисипп
наябедничал? Вот я ему покажу!..
Клеон. Зачем ты это делаешь, повелитель?
Тиссаферн. Да я так, из любопытства... Пусть, думаю, в моей библиотеке
хранится экземпляр...
Клеон. Ты заказал пятнадцать штук.
Тиссаферн. И это он сказал? (Возмущенно. ) Ну, люди! Ни на кого нельзя
положиться!.. Понимаешь, Клеон, меня просил прислать записки Герострата царь
Македонии. И еще повелитель Сиракуз... ну, и еще несколько уважаемых людей.
Интересно все-таки, что насочинял этот разбойник. Там есть любопытные
мысли...
Клеон. Ты нарушаешь закон!
Тиссаферн. Нарушаю! Но ведь я сам его издал. Значит, не закон командует
мною, а я -- законом! Впрочем, это ерунда, из-за которой не стоит
огорчаться, мой любимый архонт...
Клеон. Ты подаешь дурной пример!


Далее»
» Информ-строка
» Форма входа

» Календарь
«  Октябрь 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031
» Музыка
» Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Copyright MyCorp © 2018Бесплатный конструктор сайтов - uCoz